Постучали еле слышно…

Постучали еле слышно…

Постучали еле слышно…

Спичка чирк… шаги… глаза…

Шепот… «Вася, осторожней:

По домам идет обход».

— Шпалер, шпалер… Брось за печку…

— Гость?. смывайтесь… разве пьян?.

— Черный ход еще не заперт, —

Мина Карловна сидит.

— Извиняюсь… не нарочно…

Я и сам тому не рад…

Я засыпаюсь, наверно,

На Конюшенной налет.

Ну, пока! — поцеловались…

— Стой! и я с тобой. — Куда? —

— Все равно! — А попадетесь?

Укрывателю тюрьма.

Отчего же хриплый голос

Стал прозрачным и любимым,

Будто флейта заиграла

Из-за толстого стекла.

Отчего же эта нежность

Щеки серые покрыла,

Словно в сердце заключенной

Оставаться не могла?

Разве ты сидишь и пишешь,

Легче бабочки из шелка,

И причесан, и напудрен,

У апрельского стола?

— Что же стали? — Кот-басила…

Опрокинулось ведро.

— Тише, черти! — Сердце бьется,

Заливается свисток.

— Значит, ты?. — До самой смерти! —

Улыбнулся в темноте.

— Может, ждать совсем не долго,

Но спасибо и на том.

Тут калитка возле ямы…

Проходной я знаю двор.

Деньги есть? Аида на Остров.

Там знакомый пароход.

Паспортов у нас не спросят,

А посадят прямо в трюм.

Дней пяток поголодаем

Вместе, милый человек!

1927

Оцените стихотворение
Поэзия Y
Добавить комментарий