Стояли холода, и шел «Тристан»…

Стояли холода, и шел «Тристан»…

Стояли холода, и шел «Тристан».

В оркестре пело раненое море,

Зеленый край за паром голубым,

Остановившееся дико сердце.

Никто не видел, как в театр вошла

И оказалась уж сидящей в ложе

Красавица, как полотно Брюллова.

Такие женщины живут в романах,

Встречаются они и на экране…

За них свершают кражи, преступленья,

Подкарауливают их кареты

И отравляются на чердаках.

Теперь она внимательно и скромно

Следила за смертельною любовью,

Не поправляя алого платочка,

Что сполз у ней с жемчужного плеча,

Не замечая, что за ней упорно

Следят в театре многие бинокли…

Я не был с ней знаком, но все смотрел

На полумрак пустой, казалось, ложи…

Я был на спиритическом сеансе,

Хоть не люблю спиритов, и казался

Мне жалким медиум — забитый чех.

В широкое окно лился свободно

Голубоватый леденящий свет.

Луна как будто с севера светила:

Исландия, Гренландия и Тулэ,

Зеленый край за паром голубым…

И вот я помню: тело мне сковала

Какая-то дремота перед взрывом,

И ожидание, и отвращенье,

Последний стыд и полное блаженство…

А легкий стук внутри не прерывался,

Как будто рыба бьет хвостом о лед…

Я встал, шатаясь, как слепой лунатик,

Дошел до двери… Вдруг она открылась…

Из аванложи вышел человек

Лет двадцати, с зелеными глазами;

Меня он принял будто за другого,

Пожал мне руку и сказал: «Покурим!»

Как сильно рыба двинула хвостом!

Безволие — преддверье высшей воли!

Последний стыд и полное блаженство!

Зеленый край за паром голубым!

1925

Оцените стихотворение
Поэзия Y
Добавить комментарий